3. Назначение КЭМВИ

Отправлено 5 нояб. 2012 г., 15:40 пользователем Автор Материалов   [ обновлено 5 нояб. 2012 г., 15:40 ]
После определения специализации требуемой экспертизы и избрания соответствующего экспертного учреждения (учреждений) или эксперта (экспертов), а также проведения подготовительных мероприятий следователь приступает к выполнению следственного действия, именуемого в законе назначением экспертизы (ст. 195 УПК РФ).
В соответствии с уголовно-процессуальным законом судебная экспертиза может быть проведена только после возбуждения уголовного дела.
Назначение экспертизы имеет сложную структуру и реализуется путем выполнения различных операций. В эту стадию входят вынесение постановления о назначении экспертизы, ознакомление обвиняемого с постановлением, разъяснение его прав и составление соответствующего протокола, а также изменение или дополнение постановления о назначении экспертизы (при удовлетворении ходатайства обвиняемого) или вынесение постановления об отказе в ходатайстве с объявлением его обвиняемому.
Общее содержание постановления о назначении экспертизы определено уголовно-процессуальным законом (ст. 195 УПК РФ). В постановлении следует указывать основания назначения экспертизы (необходимость применения специальных познаний в экспертной форме) и обстоятельства, связанные с направляемыми материалами, веществами и изделиями. Экспертам сообщаются сведения о примененных технических средствах, упаковке и удостоверении объектов. Целесообразно указать в постановлении — разрешается ли делать вырезки из объектов-носителей и полностью расходовать вещество. Это устраняет необходимость дальнейших запросов и помогает экспертам выбрать соответствующую методику исследований.
Первостепенное значение в содержании постановления имеет постановка вопросов — это определяет направление и объем экспертного исследования МВИ.
Анализ практики показывает, что при назначении криминалистической экспертизы еще встречаются устаревшие формулировки вопросов. К числу устаревших относятся вопросы “о сходстве”, ”об одинаковости” химических составов исследуемых веществ и образцов. Сходство и одинаковость составов имеют, как правило, небольшое значение в процессе доказывания по уголовному делу. Установленное различие также далеко не всегда можно использовать для исключения причастности к делу, ”отброса” версии (например, состав материала самодельных дробин, извлеченных из трупа и изъятых при обыске, может существенно отличаться по содержанию примесей вследствие всплывания более легких металлов в одной массе расплава при изготовлении, состав краски из разных зон одной емкости может различаться из-за плохого размешивания и т. п.). Устаревшими являются вопросы “об однородности” различных веществ или металлов. Термин “однородность” имеет разное значение (принадлежность к одному роду, равномерность распределения компонентов в массе, сочетание однокачественных составляющих). По этой причине могут возникнуть недоразумения, терминологическая путаница.
Ответы на вопросы “об одинаковости”, “об однородности” нуждаются обычно в дополнительном истолковании экспертом, без этого их доказательственное значение остается неопределенным. Новый подход к постановке вопросов в отношении материалов, веществ и изделий состоит в том, что при вынесении постановления во внимание принимаются, прежде всего, предмет доказывания, обстоятельства, подлежащие установлению средствами экспертизы.
Вопросы криминалистического значения в настоящее время подразделяют на неидентификационные и идентификационные.
Неидентификационные вопросы помогают устанавливать самые разные обстоятельства дела, однако они не направлены на идентификацию, отождествление конкретного объекта. Неидентификационные вопросы очень часто играют важную роль на начальных стадиях расследования. В настоящей работе к неидентификационным отнесены все вопросы, не связанные с отождествлением индивидуально-определенного ограниченного объема материала, вещества или изделия.
Распространенными являются неидентификационные вопросы о наличии следов определенных веществ:
  • имеются ли на объекте-носителе (указывается объект) следы конкретных материалов, веществ (почвы, нефтепродуктов, каменного угля, краски, цемента и пр.);
  • имеются ли на объекте-носителе привнесенные частицы определенного вида (волокна, осколки стекла, лакокрасочные час-тицы и т. д.);
  • имеются ли в представленной массе вещества (материала) посторонние микрочастицы определенного вида.
Неправильно ставить перед экспертами вопрос о наличии микрочастиц (микроследов) в чрезмерно общей форме — имеются ли на поверхности объекта какие-либо посторонние частицы (микроследы), если и без специальных познаний известно, что на данном объекте имеется множество посторонних частиц (на одежде, на ковре и т. п.). Следователь должен ориентировать эксперта на выявление именно тех частиц, которые могут иметь значение по делу. Обобщенный подход здесь возможен лишь в определенных пределах. Например, может быть задан вопрос: имеются ли на предмете-носителе следы веществ, микрочастицы, характерные для контактного взаимодействия с транспортным средством.
Следует учитывать, что обнаружение экспертом следов и микрочастиц не является собиранием доказательств — это лишь установление с использованием специальных знаний обстоятельств — доказательствами они могут стать только после установления следователем их относимости, допустимости, достоверности. 
При обнаружении материалов, веществ, изделий в ходе следственного действия, естественно, нет необходимости ставить перед экспертами вопрос об их наличии. В этом случае следователя могут интересовать вопросы группового значения о природе материала, области применения веществ, его основных свойствах.
Экспертные задачи группового значения определяются постановкой вопросов следующего типа:
  • что представляет собой вещество (материал), следы которого обнаружены на месте происшествия (на предмете-носителе), где и для какой цели оно применяется;
  • образован ли обнаруженный след веществом, обладающим определенными свойствами (наркотическим, токсичным, самовоспламеняющимся и т. д.);
  • обладают ли материалы (вещества, изделия), изъятые в различных местах, признаками общей групповой принадлежности.
Ответы на подобные вопросы позволяют связать обнаруженные объекты с какой-либо группой (партией вещества, серией изделий) и отграничить их от всех прочих групп и отдельных предметов, что в свою очередь помогает выбрать направление розыскных мероприятий и выяснить интересующие следствие обстоятельства дела. Установление общей групповой принадлежности может быть ступенью на пути к идентификации, однако установлением тождества (идентичности) индивидуально-определенного объекта не является.
К неидентификационным относится также вопрос о механизме образования следов:
  • каков механизм образования следов вещества (материала) на объекте.
Решая этот вопрос, эксперт может установить статическое и динамическое контактное взаимодействие, давление определенной силы, касание свежеокрашенной поверхности, перенос вещества во время взрыва и т. п.
Помимо указанных вопросов следователь может поставить перед экспертами и другие неидентификационные вопросы с учетом обстоятельств расследуемого события.
Постановку идентификационных вопросов в постановлении о назначении экспертизы иногда предваряет вопрос о пригодности обнаруженных объектов для идентификации. Этот вопрос представляется излишним, так как, если идентификация окажется в конечном итоге невозможной, об этом эксперты укажут сами в заключении без специального вопроса. Кроме того, часто возможность идентификации открывается после полного исследования представленных образцов для сравнения, которые на начальной стадии расследования могут отсутствовать.
Идентификационные вопросы направлены на отождествление конкретного обособленного объема материала, вещества, а также на установление идентичности индивидуального изделия. Современная теория криминалистической идентификации предусматривает возможность идентификации не только единичных объектов, но и материальных комплексов (например, комплекта предметов одежды). Процесс идентификации охватывает иногда одновременное отождествление нескольких взаимосвязанных или взаимодействовавших в прошлом объектов.
Идентификационные вопросы подразделяются на два основных типа. Вопросы первого типа имеют целью установление индивидуально-определенного источника происхождения выделенного объема материала, вещества или изделия. К этому типу относятся вопросы:
  • является ли частица вещества частью конкретного объекта;
  • происходит ли след-наслоение (след-внедрение) от конкретной ограниченной массы вещества;
  • принадлежал ли ранее материальный фрагмент конкретному предмету.
В тех случаях, когда удается обнаружить несколько объектов (обособленных масс веществ) с одинаковыми внешними признаками, но не известно, имеют ли они единое происхождение, формулируется вопрос: не произошли ли обнаруженные объекты из единого источника, при положительном решении — что представляет собой этот источник, каким объемом вещества характеризуется.
Эксперты в этом варианте идентифицируют источник происхождения — одну массу, кусок материала, изделие, партию изделий (опосредствованно — завод-изготовитель), в отношении же исследуемых объектов устанавливается их общая групповая принадлежность. С точки зрения теории криминалистической идентификации неправильно ставить вопросы “об идентичности” различных объемов материалов и иных объектов, разобщенных в пространстве. Идентичность означает, что установлен тот же самый объект, от которого произошли следы, отделилась часть, который ранее находился в ином месте.
Идентификационные вопросы второго типа связаны не только с источником происхождения, но и с фактом контактного взаимодействия объектов. Установление факта контакта может быть и неидентификационной задачей, если требуется выяснить лишь механизм взаимодействия или контакт с предметом определенной группы. Идентификационное значение вопрос о факте контактного взаимодействия (ФКВ) приобретает, когда он ставится в отношении конкретных индивидуальных объектов. В этом варианте кроме факта контактного взаимодействия одновременно устанавливается, что это те же самые объекты, которые в прошлом соприкасались, т.е. производится их идентификация. К вопросам этого типа относятся следующие:
- находились ли предметы с обнаруженными следами материалов в контактном взаимодействии;
- произошли ли следы вещества, обнаруженные на объекте, от соприкосновения с почвой, дорожным покрытием, предметами на конкретном участке.
Комплексная медико-криминалистическая экспертиза может решить вопрос о факте контакта с телом человека: не находился ли определенный участок тела человека (потерпевшего, обвиняемого) или трупа в контактном взаимодействии с конкретным предметом (оружием, транспортным средством и др.).
Для решения этого вопроса применяются методы судебной медицины, трасологии, криминалистического исследования веществ и материалов.
В последнее время вопросы о контактном взаимодействии ставятся и в тех случаях, когда следы веществ на объектах следователем найдены не были: не находились ли представленные объекты в контактном взаимодействии (не было ли контактного взаимодействия предметов, принадлежащих подозреваемому, с предметами потерпевшего).
В таких случаях эксперты направляют свое исследование на выявление комплекса всевозможных признаков контакта, в который входят: микрочастицы, микроследы и обычные следы веществ и материалов, следы трасологического характера, локализация следов, зон повреждений и пр. Разумеется, при установлении контактного взаимодействия экспертиза не должна выходить за пределы своей компетенции — вывод экспертов может основываться только на результатах проведенных исследований с учетом фактических данных, полученных от следователя, назначившего экспертизу, состояния упаковки, наличия удостоверительных реквизитов.
Рассмотренные обобщенные формулировки вопросов могут быть конкретизированы с учетом особенностей определенных объектов.