6. Оценка результатов экспертизы

Отправлено 5 нояб. 2012 г., 15:24 пользователем Автор Материалов   [ обновлено 5 нояб. 2012 г., 15:25 ]
Оценка заключения экспертизы материалов, веществ, изделий проводится в соответствии с общими положениями оценки экспертного заключения, разработанными в теории судебных доказательств. Следователь обязан производить оценку заключения эксперта в совокупности со всеми другими доказательствами по делу (ст. 88 УПК РФ). Экспертное заключение как объект оценки подвергается изучению в двух основных аспектах. Во-первых, определяется полноценность экспертного заключения как средства доказывания — носителя (источника) сведений об установленных обстоятельствах. Во-вторых, оценке подвергаются установленные сведения, т. е. собственно доказательства по делу. Естественно, оба эти аспекта неразрывно связаны между собой.
Результаты оценки экспертного заключения как средства доказывания помогают следователю правильно решить вопрос о допустимости содержащихся в заключении сведений в качестве доказательств по расследуемому делу. В первую очередь следует выяснить ряд моментов, связанных с требованиями, предъявляемыми к эксперту. Необходимо убедиться в отсутствии процессуальных препятствий для выполнения экспертом своих функций (родственные связи с участниками процесса или зависимость от них; прямая или косвенная заинтересованность и т. д.). Также важно обратить внимание, имеется ли подписка эксперта о предупреждении его об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.
Большое значение имеет оценка следователем компетентности эксперта. Некомпетентность может быть обусловлена недостаточно высокой квалификацией, низким уровнем знаний специалиста либо несоответствием специальных познаний задаче, поставленной перед экспертизой (например, специалист в области медицины исследовал текстильные волокна, криминалист — ногти, волосы). Сведения об эксперте — образование, экспертная специализация, профессиональный стаж — должны содержаться в заключении (ст. 204 УПК РФ).
Если экспертиза проводилась в экспертном учреждении, оценка компетентности эксперта не представляет сложности, так как сотрудники экспертных центров, лабораторий, бюро, проводящие экспертизы, проходят специальную подготовку и аттестацию на право производства исследований определенной специализации.
Компетентность эксперта в определенной области КЭМВИ подтверждается наличием у него свидетельства и соответствующим указанием в экспертном заключении. Кроме того, компетентность эксперта проверяется и оценивается, помимо следователя, руководством этого учреждения.
При выполнении экспертизы вне экспертного учреждения оценка компетентности эксперта всецело осуществляется следователем.
Иногда эксперты выходят за пределы своей компетентности: делают выводы по вопросам, не относящимся к их специальности, строят заключение, не обусловленное полученными в исследовании данными. Очень распространенным случаем выхода за пределы компетентности является юридическое истолкование экспертом значения установленных фактов, их доказательственной роли по делу и т. п.
Выводы, выходящие за пределы компетенции эксперта, в дальнейшем использованы быть не могут, но содержащиеся в выводах фактические сведения, установленные проведенными исследованиями в соответствии с компетенцией эксперта, сохраняют свое значение.
В ходе оценки экспертного заключения как средства доказывания следует обратить внимание на полноту решения стоящих перед экспертизой задач. В практике встречаются случаи, когда эксперт не дает ответы на все вопросы, указанные следователем в постановлении о назначении экспертизы. Такое экспертное заключение считается незавершенным, оно должно быть возвращено следователем руководителю экспертного учреждения (эксперту) для полного выполнения задания. При невозможности решения того или иного вопроса эксперт должен указать это в заключении с обоснованной мотивировкой.
Полнота экспертного заключения определяется не только выводами, отвечающими на вопросы следователя, но и проведением обязательных для судебной экспертизы вспомогательных исследований. Важно установить, отражены ли в описательной части результаты исследования состояния упаковки предоставленных экспертизе объектов, удостоверительных реквизитов (наличие оттисков печатей, подписей понятых, контрольных бирок, наклеек, пломб, отсутствие признаков вскрытия и т. п.); сообщалось ли следователю о некачественной упаковке или о ее отсутствии.
Выявленная при оценке недостаточная полнота экспертного заключения дает основание для допроса эксперта и назначения дополнительной экспертизы (ст. 205, 207 УПК РФ).
Вторым аспектом оценки заключения КЭМВИ является оценка установленных экспертизой обстоятельств. имеющих значение для дела.
Одним из критериев, определяющих фактический характер полученных данных, является научная обоснованность выполненных исследований и выводов экспертизы. При оценке научной обоснованности экспертного заключения следователь опирается на свои профессиональные знания в области криминалистики, судебной медицины, логики, судебной статистики, правовой информатики, правовой кибернетики и других дисциплин, предусмотренных программами юридического обучения. Кроме того, специально для юридических работников изданы пособия, справочники, содержащие необходимые сведения. Консультационную помощь в оценке научных оснований проведенной экспертизы могут оказать специалисты, следователи-криминалисты.
Оценка научной обоснованности выполненных исследований и выводов экспертов значительно облегчается при производстве экспертизы в судебно-экспертном учреждении, где исследования, как правило, строятся в соответствии с научными методиками, апробированными и рекомендованными для экспертной практики. В исследовательской части заключения экспертом указываются примененные методы, и следователь может проверить их соответствие рекомендациям по справочной литературе.
В последнее время наряду с государственными учреждениями экспертные исследования проводят кооперативные организации, частные объединения экспертов. В этих организациях ответственность за научный уровень исследования и правильность избранной методики всецело лежит на эксперте. Так же обстоит дело при производстве экспертизы на договорных условиях с экспертом вне экспертного учреждения. В подобных случаях необходимо уделять особое внимание оценке заключения.
Нельзя признать базирующимися на научных данных попытки использования для формирования заключений субъективных восприятий неустановленных наукой “излучений” и “связей” различного рода экстрасенсами, телепатами, лозоходцами.
Не имеют достаточно объективной научной почвы экспертные заключения, всецело основанные на результатах наблюдения за поведением животных. Это относится и к выборке собакой по запаху веществ и предметов — в настоящее время нет достаточного научного фундамента обосновывать этими результатами экспертное заключение, являющееся уголовно-судебным доказательством (сказанное не исключает использования методов судебной одорологии с применением собаки в оперативно-розыскных целях).
При оценке как идентификационного, так и неидентификационного выводов должно быть обращено внимание на выявление экспертами материальных признаков и их принадлежности определенной ограниченной массе материала, вещества или изделию. Недостаток исследования иногда выражается в том, что эксперты использовали не все признаки, присущие представленным объектам, — специфические свойства узкогруппового или индивидуального значения из поля зрения при исследовании выпали.
Идентификация ограниченного объема (массы) вещества возможна, если установлена идентифицирующая совокупность признаков, присущая только данному объему. В тех случаях, когда масса вещества разделена (например, краска из бочки, в которую добавляли пигменты при подборе колера, разлита по бидонам), экспертиза может идентифицировать лишь первоначальный объем (вещество в емкости приготовления, многослойное лакокрасочное покрытие одной партии, материал дроби одной плавки и т. п.).
Ряд проблем возникает при оценке выводов экспертизы, сформулированных в вероятной форме. Основной причиной формирования таких выводов является недостаточно полный объем полученной экспертом в ходе исследования информации.
Задача следователя состоит в том, чтобы со знанием дела оценить экспертное заключение, содержащее вывод в вероятной форме, и правильно его использовать. Прежде всего, нужно иметь в виду, что вероятный вывод не должен быть произвольным предположением эксперта. Вывод в вероятной форме — это объективный результат проведенного исследования с одновременной экспертной оценкой степени вероятности (надежности) полученных данных.
Степень вероятности может быть выражена в числовой форме (например, вероятность изготовления самодельных дробин из металла одной плавки — 0,96; надежность вывода о происхождении частицы ЛКП от покрытия — 0,99). Эксперты правомочны также указывать степень вероятности словесно, в виде ориентирующей градации: “данные, установленные с высокой или высшей степенью вероятности”, “вероятнее всего”, “факт маловероятный” и т. п. Одновременно эксперт должен обосновать в заключении свою оценку вероятности и указать — почему не представилось возможным в категоричной форме ответить на поставленный вопрос. Ориентирующие градации вероятных выводов облегчают их правильную оценку следователем. При отсутствии указания на степень вероятности этот вопрос выясняется допросом эксперта.
При получении экспертных выводов в вероятной форме с количественным или словесноградационным показателем степени вероятности (надежности) следователю приходится оценивать практическое значение такого заключения, допустимую область его использования.
Прежде всего, необходимо отметить, что выводы экспертизы в вероятной форме широко используются в оперативно-розыскных целях. Это имеет место, когда после получения заключения нужно принять срочные меры по обеспечению безопасности (например, установлено, что обнаруженные следы-наслоения произошли, вероятнее всего, от значительной по объему массы взрывчатого, токсичного вещества). Информация, содержащаяся в вероятных выводах, используется также в информационно-тактических целях: для проверки версий, определения дальнейшего направления расследования. 
Вероятное экспертное заключение может быть использовано в процессуальной деятельности следователя, в сфере доказывания по уголовному делу. При этом нужно иметь в виду два момента: во-первых, доказательственное значение могут иметь выводы высокой степени вероятности (высокой надежности), во-вторых, вероятное заключение, даже самой высокой степени вероятности, не может быть положено в основу обвинения или обвинительного приговора. С учетом этих ограничений можно указать несколько направлений практического использования вероятных заключений в процессуальной форме. Так, данные, установленные с высокой степенью вероятности, привлекаются для проверки других доказательств (проводится сопоставление их с показаниями подозреваемого, свидетеля и т. д.). На начальной стадии расследования вероятные выводы нередко используются для обоснования процессуальных действий следователя (например, необходимости обыска, получения образцов для сравнительного исследования, избрания соответствующей меры пресечения). Особое значение имеют вероятные заключения, указывающие на непричастность лица к преступлению, поскольку в этой ситуации сомнения, обусловленные вероятным характером вывода, должны быть истолкованы в пользу обвиняемого, что является реализацией презумпции невиновности (п. 3 ст. 49 Конституции Российской Федерации); такие заключения могут служить основанием для прекращения в отношении этого лица уголовного дела.
По мере проведения расследования происходит накопление информации о событии, и высоковероятные данные в совокупности с другими выявленными по делу обстоятельствами часто образуют единую цепь доказательств, достоверно устанавливающую искомый факт.
Некоторыми особенностями отличается оценка заключения, содержащего вывод о возможности факта (например, о возможности происхождения следов от вещества в емкости, о возможности контактного взаимодействия). В отличие от заключения, сформулированного в вероятной форме с указанием степени вероятности, вывод о возможности не содержит данных о прошлом факте, интересующем следствие, т. е. о событии, имевшем место (следы могли произойти, а могли и не произойти от данного объекта; контакт мог быть, а мог и не быть, и т. п.). По этой причине такие выводы при решении идентификационной задачи (вопроса) не имеют доказательственного значения, они лишь показывают, что выдвинутая версия не исключается, расследование в данном направлении может быть продолжено. Переоценка значения выводов о возможности факта таит опасность дезориентации следователя, приводит к принятию желаемого за действительное. Вместе с тем, неправильно и полностью игнорировать такие выводы, так как их реальной фактической основой является совпадение признаков группового значения, т. е. установление фактических данных о группе, один из объектов которой оставил след, был в контакте с другим и т. д. Следственным путем может быть предпринята попытка сужения группы, исключения объектов, не имеющих отношения к расследуемому событию, — вплоть до идентификации при благоприятных условиях единичного объекта.
При решении неидентификационных задач, когда следователя интересует возможность наступления определенных последствий (это входит в предмет доказывания по ряду преступлений: ст. ст. 215 ч. 1, 217 ч. 2, 226 ч. 2, 247 ч. 1, 270 УК РФ), — установление экспертным заключением реальной возможности наступления последствий имеет непосредственное доказательственное значение.
Выводы экспертизы о невозможности факта, независимо от того, идентификационный или неидентификационный вопрос решался, означают, что факта не было в прошлом и не могло быть вообще. Эти выводы относятся к отрицательным фактическим данным и используются в процессе доказывания. 
Заключение экспертизы может быть сформулировано в условной форме. Условие, определяющее характер вывода эксперта, часто содержится в представляемых следователем исходных данных (например, вывод о происхождении следов технического масла от конкретной автомашины обусловлен экспертом тем, что, по данным следствия, на месте происшествия были только те автомашины, при осмотре которых изъяты предоставленные образцы). Очевидно, что оценка достоверности условных заключений должна быть связана с проверкой правильности представленных исходных данных.
В случае признания заключения экспертизы необоснованным или сомнения в его правильности следователь назначает повторную экспертизу, мотивировав свое несогласие с первоначальным заключением в постановлении о назначении повторной экспертизы (ч. 2 ст. 207 УПК РФ). Особенностью оценки заключения повторной экспертизы является сопоставительный анализ повторного и первоначального заключений. При этом многие практические работники считают, что при наличии противоречий в выводах экспертов обязательно должна быть назначена еще одна экспертиза. Это мнение ошибочно: следователь в результате оценки заключений вправе мотивированно признать преимущество одного заключения перед другим и использовать его в доказывании. Еще одна повторная экспертиза назначается тогда, когда следователь не удовлетворен ни одним из предыдущих заключений. Сложные повторные экспертизы, как правило, проводятся комиссией экспертов.
Любое экспертное заключение всегда оценивается в совокупности с другими доказательствами по делу. Это требование определено общим принципом оценки доказательств в их совокупности. Результаты оценки экспертного заключения должны найти полное отражение в обвинительном заключении.