искусствоведческая

Судебные искусствоведческие экспертизы проводятся по делам о хищениях произведений искусства и антикварных вещей, контрабанде, мошенничестве, нарушении авторских прав, попытке невозвращения на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния, незаконном обороте оружия, уничтожении или повреждении памятников истории и культуры, распространении порнографических материалов или предметов.
Термин "историко-искусствоведческая экспертиза" является более точным, чем изредка употребляющийся термин "искусствоведческая экспертиза", поскольку помимо произведений искусства на данное экспертное исследование нередко поступают предметы нехудожественного назначения, которые ценятся исключительно за счет своего солидного возраста и раритетности.
Основными задачами судебной историко-искусствоведческой экспертизы являются атрибуция исследуемого произведения, предмета или вещи (определение времени, места и других обстоятельств его создания), установление его подлинности, культурной или исторической ценности, иногда — установление конкретного автора произведения.
Объекты экспертных историко-искусствоведческих исследований настолько разнообразны, что вряд ли можно составить из них сколько-нибудь полный и закрытый перечень. К ним относятся предметы живописи (картины, рисунки, иконы), скульптура, произведения декоративно-прикладного искусства (керамика, майолика, фарфор, фаянс, терракота), старинное оружие, старая мебель, одежда, монеты, почтовые марки, открытки, фотографии, старые книги, рукописи, музыкальные произведения и т.д. Используя криминалистическую терминологию, можно сказать, что объектами историко-искусствоведческой экспертизы являются предметы, изделия
и тексты, имеющие историческую, культурную или художественную ценность.
В криминалистическом смысле при назначении и проведении судебных историко-искусствоведческих экспертиз и внесудебных экспертных исследований решаются идентификационные, диагностические и классификационные задачи.
Среди искусствоведов принято проводить различие между атрибуцией и экспертизой. В первом случае речь идет об изучении предмета с целью определения его индивидуальных и классификационных особенностей, на основании которых он занимает свое место в музейных или библиотечных коллекциях и получает свой художественный или исторический статус. Экспертиза (экспертное исследование) проводится в тех случаях, когда данные атрибуции или сведения о предмете вызывают сомнение и по тем или иным причинам должны быть надлежащим образом подтверждены. Судебная экспертиза историко-искусствоведческих объектов проводится в порядке судопроизводства с целью установления обстоятельств, связанных с указанными объектами и подлежащих доказыванию по конкретному делу.
Для проведения историко-искусствоведческих экспертиз в качестве экспертов приглашаются лица, обладающие специальными познаниями в области искусствоведения. К числу таких знатоков относятся хранители музеев, которые собирают и исследуют соответствующие артефакты и раритеты, работники картинных галерей, реставрационных мастерских, научные сотрудники из крупных книгохранилищ, работники искусствоведческих НИИ и учебных учреждений, музыковеды, иногда художники, композиторы, крупные коллекционеры.
Специфика данного вида экспертной деятельности заключается в том, профессиональных экспертов-искусствоведов практически нет. Это связано с тем, что искусствоведы широкого профиля встречаются редко, один и тот же специалист вряд ли способен одновременно знать в деталях историю производства фарфора, особенности изготовления московских старопечатных книг и изменения в составе авторских грунтов живописных работ второй четверти 19 века. Глубокие познания в истории искусства поневоле подразумевают узкую специализацию, поэтому в проведении историко-искусствоведческих экспертиз в большинстве случаев участвуют специалисты, не имеющие специальной экспертной подготовки.
Судебные и несудебные историко-искусствоведческие экспертизы в настоящее время чаще всего проводятся в музеях и библиотеках, основная деятельность которых с экспертизой не связана, в частности, в Третьяковской галерее, в отделе научно-технической экспертизы памятников Государственного Эрмитажа, Русском музее, Государственном Историческом музее, Государственном музее Древнерусской культуры и искусства им. А. Рублева, ГМИИ имени Пушкина, в отделе научной экспертизы Художественного научно-реставрационного центра им. академика И.Э. Грабаря, в отделе рукописей Российской государственной библиотеки, Российской национальной библиотеке, Государственном историко-культурном музее-заповеднике "Московский Кремль", музее-заповеднике "Коломенское", в секторе экспертизы ВНИИ реставрации Министерства культуры РФ, во многих региональных музеях и научных библиотеках.
В большинстве случаев назначение экспертизы бывает связано с необходимостью подтверждения атрибуции художественных или антикварных предметов и оценкой их денежной стоимости.

Вопросы, которые ставятся перед экспертами-искусствоведами

, довольно сильно различаются в зависимости от характера исследуемых объектов. Так, эксперт-оружейник (специалист по историческому оружиеведению) чаще всего отвечает на вопросы:
• представляет ли данный предмет (оружие) историческую и культурную ценность?
• относится ли данное оружие к боевому?
• каково состояние сохранности предмета (оружия) на момент проведения экспертизы?
• какова ориентировочная цена данного предмета (оружия)?
Эксперту по ювелирным изделиям чаще всего поступают предметы с клеймом мастера и вопросами о подлинности предмета и его ориентировочной стоимости. Приблизительно те же самые вопросы решает и эксперт по произведениям живописи — в большинстве случаев ему приходится заниматься проверкой сведений, имеющихся у владельца произведения, и давать оценку его денежной стоимости. С развитием рынка антиквариата потребность в таких экспертизах возрастает год от года.

Эксперт отдела рукописей осуществляет следующие виды работ при экспертизе рукописных книг и архивных материалов:

• определяет авторство и подлинность документов;
• датирует материалы (при экспертизе рукописных книг и ряда архивных материалов активно привлекается научная литература, посвященная бумажным знакам; изучаются филиграни и штемпели);
• определяет место составления и бытования материалов;
• делает описание дефектов сохранности, состояния переплетов, физического состояния материалов;
• изучает пометы, владельческие записи, экслибрисы и штампы, определяет статус и значимость упоминаемых лиц;
• изучает вопрос об уникальности материалов (наличие списков, в том числе в других архивохранилищах; изучение языковых особенностей);
• определяет их научную значимость и денежную оценку. В пособиях для следователей и судей приводятся следующие обобщенные вопросы, разрешаемые экспертами-искусствоведами:
• представляет ли данное произведение, предмет или вещь художественную или историко-культурную ценность?
• имеет ли данное произведение, предмет или вещь художественное назначение или оно не принадлежит к предметам искусства?1
• каково время и место создания (производства или изготовления) данного произведения, предмета или вещи?
• является ли данное произведение оригиналом или копией (репликой, стилизацией, позднейшей подделкой, муляжом, компиляцией), является оно уникальным или серийным?
• к какому направлению искусства или ремесла (школе) относится данное произведение?
• каково состояние сохранности произведения?
• не подвергалось ли данное произведение переделке (реставрации, редактуре), какой именно?
• какова ориентировочная денежная стоимость произведения?
• является ли автором представленного произведения конкретное лицо?
1 Выше уже отмечалось, что в конкретных случаях этот вопрос может быть сформулирован, например, так: относится ли данное оружие к боевому? не является ли данное произведение, предмет или изделие порнографическим? При ответе на вопрос о порнографичности учитывается оценка воздействия исследуемого объекта на целевую аудиторию; эти вопросы обычно решаются с 450    участием эксперта-психолога, в рамках комплексной экспертизы.
Художественные предметы и объекты поступают на исследование к экспертам, в том числе, работающим в СЭУ Минюста России), которые используя криминалистические методы и средства могут решать поставленные вопросы.
Широко известным примером успешного историко-искусствоведческой экспертизы, проведенной экспертами-криминалистами, является решение вопроса о датировке Туринской Плащаницы. Не выходя за рамки традиционного материаловедческого исследования, криминалисты совместно с специалистами в области религии смогли аргументировано подтвердить имеющиеся в хрониках сведения о возникновении и судьбе этого памятника христианской культуры.
С другой стороны, методическая составляющие в заключениях судебных историко-искусствоведческих экспертиз, сделанных в учреждениях не-экспертного профиля, нередко выражена в недостаточной степени и не учитывает основ криминалистики и судебной экспертизы. Бывают случаи, когда заключения экспертов-искусствоведов при решении вопросов об атрибуции или авторстве произведений представляют собой констатацию мнения эксперта, а не результат многоступенчатого исследования, описание которого позволяло бы другому эксперту или специалисту убедиться в достоверности и обоснованности сделанных выводов.
Большинство судебных историко-искусствоведческих экспертиз является комплексными, что вытекает из интегративного характера стоящих перед экспертом задач. Во многих случаях ему приходится исследовать материалы художественного изделия, подпись или клеймо автора, манеру (стиль) письма, признаки позднейшего воздействия (порчи, переделки, реставрации). В экспертизе могут принять участие эксперты-трасологи, эксперты КЭМВИ, эксперты-почерковеды, эксперты СТЭД и портретной экспертизы, а также других родов судебной экспертизы. Кроме того, в порядке экспертоучастия практически в каждом исследовании требуется привлечение экспертов инструментальных методов исследования. Ведь не всякий, даже крупный, музей и не всякая библиотека могут позволить себе приобрести дорогостоящее аналитическое оборудование для проведения физических и химических измерений, не говоря уже о дефиците хороших электронных микроскопов.
По-видимому, назрела необходимость создания специализированных экспертных подразделений по производству судебно-искусствоведческих экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Минюста России. В этих подразделениях могли бы работать специалисты-универсалы, имеющие опыт проведения нескольких видов традиционных криминалистических экспертиз и способные выполнять роль экспертов-организаторов и координаторов при проведении сложных судебных историко-искусствоведческих экспертиз.
В таких экспертных подразделениях было бы возможно создание баз данных специалистов не только по наиболее востребованным, но и по редким исследованиям произведений искусства и ремесла, накопление информации о местонахождении и возможностях доступа к уникальным исследовательским приборам, подготовка словарей терминов, необходимых для правильного и единообразного описания исследуемых предметов, содержание собственного парка достаточно сложной аналитической техники.
Наряду с этим, в таких подразделениях должна проводиться работа по подготовке методик проведения судебных историко-искусствоведческих экспертиз именно как многоаспектных комплексных исследований, по разработке программ подготовки и повышения квалификации экспертов-организаторов и участвующих в проведении экспертных исследований искусствоведов.
Так или иначе, общее количество проводимых в России и за рубежом как судебных, так и несудебных экспертиз предметов культуры и произведений искусства свидетельствует о настоятельной потребности в более цивилизованном развитии этого разобщенного по отдельным ведомствам рода экспертиз.

Список рекомендуемой литературы

1.  Сб. научных статей «Технологические исследования в Русском музее за 20 лет», изд. ГРМ, СПб, 1994.
2.  Вторая научная конференция "Экспертиза и атрибуция произведений изобразительного и декоративно-прикладного искусства. Материалы. ГТГ, объединение Магнум АРС. М., 1997.
3. Фесенко А.В., Беляков А.В., Тилькунов Ю.Н., Москвина Т.П. К вопросу о датировании Туринской Плащаницы // Вестник РАН. 2001. Т. 71. N 10.
4.  Фесенко А.В., Тилькунов Ю.Н., Беляков А.В., Москвина Т.П. Тайна святого лика // Наука в России. 2003. № 1 (133).